Жёлтый Шадринск

Жёлтый Шадринск
независимый интернет дайджест

вторник, 7 сентября 2010 г.

Всё о Шадринске.

Об использовании герба и флага города Шадринска


Город Шадринск имеет герб с 1712 года. Гербовой фигурой была утверждена куница. Герб использовался на городской печати. 17 июля 1783 года герб Шадринска утверждён снова, вместе с другими гербами Пермского наместничества, причём как «старый герб». В верхней половине щита располагался герб Пермский, в нижней половине – «в серебряном поле куница, означающая изобилие промысла оными». С 1871 по 1917 годы герб Шадринска использовался на земских почтовых марках.1

В советское время герб с куницей, как официальный символ, не употреблялся. В 1970-х – 1980-х годах на пластмассовых пепельницах (товар народного потребления), изготавливаемых Шадринским заводом полиграфических машин, печатался щит с бегущей куницей. Грузовые машины Шадринского автоагрегатного завода на дверцах кабин имели стилизованное изображение герба (щит с куницей).

12 августа 1983 года решением исполкома Шадринского городского Совета народных депутатов № 240 утверждён «советский» герб Шадринска. Автор герба – Ростислав Викторович Широков. Поле щита делилось горизонтально на 3 неравные части – красного, зелёного и синего цвета. В красной части помещались шестерня, лира и колос. Примеров использования такого герба в последующие годы не обнаружено.

История появления герба города Шадринска в 1712 году и его использования до 1991 года – это тема отдельного исследования.

С начала 1990-х годов в местной периодике и краеведческих изданиях общественным объединением «Шадринское Движение за культурное возрождение» стали помещаться изображения шадринского герба, как правило, в прорисовке фон-Винклера.2

С 1991 года герб города начал использоваться газетой «Исеть». 11 сентября 1991 года газета «Шадринская новь», одним из учредителей которой являлась Администрация города Шадринска, вышла под первоначальным именованием «Исеть». На логотипе этого номера (№ 1/11313) было помещено изображение щита с куницей (рисунок шадринского художника Игоря Жомова). В таком виде герб использовался в газете до 24 марта 1995 года (№ 45-46). С 28 октября 1997 года (№ 84) герб по предложению отдела культуры Администрации г. Шадринска помещался в прорисовке фон-Винклера. С 23 августа 2006 года (№ 34) газета «Исеть» использует герб, утверждённый Шадринской городской Думой в 1999 году, в цветном изображении.

Современные герб и флаг города Шадринска утверждены решением Шадринской городской Думы от 17 июня 1999 года № 44 «О гербе и флаге города Шадринска»; внесены в 1999 году в Государственный геральдический регистр Российской Федерации под номерами 501 и 502.

Автором зарегистрированных флага и герба является геральдист Иванов Дмитрий Валерьевич.

Официальная публикация Государственного геральдического регистра Российской Федерации по состоянию на 1 января 2005 года: «Бюллетень Геральдического совета при Президенте Российской Федерации, выпуск 1 (2005, март).

Изображения и описания гербов и флагов, внесённых в Государственный геральдический регистр Российской Федерации (в том числе и г. Шадринска) размещены по электронному адресу: http://geraldika.ru/registr.php

Решением Шадринской городской Думы от 1 ноября 2001 года № 49 «О большом гербе города Шадринска» щит увенчан золотой башенной короной о трёх зубцах, указывающей на статус Шадринска как города областного подчинения, являющегося муниципальным образованием.

Современный герб города Шадринска представляет собой в серебряном поле золотую бегущую куницу. Серебряное поле изображается в виде геральдического щита. Щит увенчан золотой башенной короной о трёх зубцах. Куница изображается развёрнутой геральдически вправо (влево от смотрящего), её передние лапы подняты в беге, задние сближены.

Классическая традиция в геральдике определяет серебряный цветом непорочности, мудрости, чистоты, благородства, мира и радости. В христианской традиции белый цвет (от близости к дневному свету) символизирует жизнь.

Символическое значение золота – верховенство, величие, великолепие, богатство, сила, верность, правда, честность и постоянство.

Герб исполнен с использованием французского щита (называемого также русским, как наиболее распространённый в российской геральдике).

Сочетание золота и серебра в геральдике не принято, но факт внесения герба и флага в Государственный геральдический регистр Российской Федерации делает герб города Шадринска исключительным. Государственная герольдия при президенте Российской Федерации сочла допустимым в данном случае редкое графическое сочетание металлов. Отсюда, учитывая, что куница изначально изображалась бегущей (в движении), можно вывести следующее толкование современного герба: золотая куница на серебряном поле означает стремление приобретать богатство и силу благородно (честно). Герб можно прочитать и как девиз: «К совершенству!».

Флаг города Шадринска имеет полотнище традиционных российских пропорций (отношение высоты к ширине 2:3). Полотнище окрашено в небесно-голубой цвет, выступающий интерпретацией серебра (металла, из которого исполнен щит герба города Шадринска), и несёт на себе гербовую эмблему – золотую куницу.

Голубой, золотой и серебряный являются геральдическими цветами Святого Архистратига Михаила, который издавна почитается как небесный покровитель Шадринска.

В отличие от рисунка герба, воспроизведение которого возможно в различных стилизациях, рисунок флага является эталонным.

Первые флаги города Шадринска были изготовлены из шёлка в Екатеринбурге в июне 1999 года (один – 120х180, пять – 60х90, один – 100х150 с куницей из флока).

Флаг города Шадринска (размером 60х90) впервые был поднят над зданием Администрации города Шадринска (ул. Свердлова, 59) 25 июня 1999 года. Флаг размером 120х180 торжественно поднят на праздновании Дня города Шадринска 26 июня 1999 года на стадионе «Торпедо».

С середины 1990-х гг. Администрация города Шадринска широко использовала герб города в прорисовке фон-Винклера в оформлении благодарственных писем, афиш и вымпелов. С 1999 года Администрация города Шадринска использует герб и флаг, утверждённые Шадринской городской Думой и одобренные Государственной герольдией при Президенте Российской Федерации.

Делопроизводство Администрации города Шадринска с 1998 года ведётся с использованием городского герба: первое постановление на бланке с малым гербом в прорисовке фон-Винклера – от 20 октября 1998 года № 698; с 13 февраля 2003 года на бланках помещается большой герб в прорисовке Дмитрия Иванова.

С 18 августа 2003 года герб используется на печати отдела культуры Администрации города Шадринска. В бланках приказов отдела культуры Администрации города Шадринска малый герб в прорисовке фон-Винклера начал использоваться с 5 января 2004 года; с 3 июля 2006 года – помещается большой герб (в прорисовке Дмитрия Иванова).

На основе герба выполнены высшие награды города Шадринска: знак Почётного гражданина города Шадринска и знак «За заслуги перед городом». Наградные знаки города Шадринска утверждены решением Шадринской городской Думы от 24 июня 2003 года № 32 «Об утверждении Положения о наградах муниципального образования – город Шадринск и порядке их присвоения». Знаки внесены в Государственный геральдический регистр Российской Федерации под номерами 1305 и 1306.

Первые 50 экземпляров знака «За заслуги перед городом» изготовлены в 2003 году, первые 50 экземпляров знака Почётного гражданина города Шадринска – в 2004 году. Знаки изготовлены ОАО «Ювелиры Урала» (г. Екатеринбург).

Впервые вручение знаков «За заслуги перед городом» состоялось 28 июня 2003 года в День города.

Герб и флаг города Шадринска размещены в постоянной экспозиции муниципального учреждения «Шадринский краеведческий музей им. В. П. Бирюкова» с 2002 года.

А. М. Бритвин

Примечания



1. Гендель Е. В. Почта и марки Шадринского земства // Шадринская старина. Краеведческий альманах. – Шадринск, 1993. – С. 30-37.

2. Гербы городов, губерний, областей и посадов Российской империи, внесенные в полное собрание законов с 1649 по 1900 год / Сост. П. П. фон-Винклер. – М.: Планета, 1991. – С. 168. Репринтное воспроизведение издания 1899 года.

Шадринск. Собор Спаса Преображения
Дата постройки: 1777.
Адрес: пер.Пионерский, 4.
Координаты: 56.077084,63.633674
Датировка памятника: конец XVIII – начало XIX в.
Местонахождение: г. Шадринск

Спасо-Преображенский собор – первая каменная постройка города. Собор заложен в 1771 г. с благословения епископа Тобольского Варлаама. Строительством руководил настоятель Успенского Далматовского монастыря игумен Адам Аркудинский. Строительство собора велось в два этапа: конец XVIII века – строятся здания храмов, в 1820-1821 годы – колокольня. Архитектурный ансамбль собора, состоящий из главного храма, апсиды, двухпридельного храма и колокольни (ныне утраченной), искусствоведы относят к «украинскому» барокко не без влияния русской архитектуры. В первой половине XIX века к собору с запада была пристроена колокольня. Колокольня представляла собой крупный трехъярусный объем, шпилевое завершение которого несло черты высокого классицизма. В третьей четверти XIX века северной и южной стороны колокольни были пристроены две комнаты для размещения в них ризницы и помещения для сторожей, при этом паперть, находящаяся с западной стороны колокольни, была обращена в притвор. В 1903 году к северной и южной стороне этого притвора были возведены каменные пристрой для канцелярии, архив, библиотеки и ризницы и выстроен портик главного (западного) входа, который к тому же выполнял функции паперти. В 1867 году профессор живописи Е. С. Сорокин по рекомендации Ф. А. Бронникова выполнил живопись для иконостаса собора. Были написаны десять образов. Эта работа велась пo поручению шадринского купца А Г. Шишкина. Резьба иконостаса отличалась большой пышностью. В 1389 году художник Павел Никулин изобразил во впадинах стен угодников Божьих, расписал колонны в цвет мрамора. В этом же году на средства купца М. Соснина были выполнены иконостасы придельных алтарей. Иконы нижнего ряда этих иконостасов были одеты в серебряные позолоченные с камнями ризы. Пожертвованы они были богатыми купцами Шадринска Сосниным и Жиряковым. В 1907 году московский художник В. И. Звездин выполнил живописные работы внутри главного купола. Окрестные храму улицы Шадринска были названы в честь церковных престолов: Преображенская, Михайловская, Петропавловская. С 1929 по 1970 годы собор претерпел значительные изменения: были разрушены колокольня, порталы и главного и боковых входов, ограждение и часовни собора. В тоже время наружные стены боковых пристроев и притвора были надстроены до уровня карниза трапезной, вследствие чего изменялась и конструкция крыши входной группы собора.

http://test.kurganregion.ru/churches.html

Шадринск. Собор Спаса Преображения

Шадринск. Собор Спаса Преображения

Шадринск. Собор Спаса Преображения

(источник) http://sobory.ru/article/index.html?object=0591

Исетская провинция (1737-81)


ИСЕТСКАЯ ПРОВИНЦИЯ (1737-81)

ИСЕТСКАЯ ПРОВИНЦИЯ (1737–81), адм.-территориальное образование на юго-вост. окраине Сибири и Заурал. Башкирии в составе Сиб., а с 1744 Оренбургской губернии. Назв. происходитот р. Исети, пересекавшей земли ее сев., наиболее обжитых и засел. дистриктов. Имела свой герб (см. Герб Исетской провинции). Решение о создании И. П. из Окуневского, Шадринского и Исетского дистриктов Сиб. губ. было принято на совещании (ген. совете) руководителей Оренбургской экспедиции, созванном В. Н. Татищевым 14 июля 1737 в Мензелинске. Указом имп. Анны Иоанновны от 13 авг. 1737 создание И. п. было утверждено. Она включала все земли Заурал. Башкирии от верховьев р. Яик и до р. Ай, простираясь в дл. на 300 верст. На В. в ее состав входили освоенные русскими еще в 17 в. окраины сиб. земель на границе с Ялуторовским дистриктом. Сев. часть И. п. была ограничена Екатеринбургским ведомством, Краснослободским дистриктом и Тюменским уездом, на З. – Уфимской пров. Юж. граница И. п. после создания Уйской линии крепостей (кон. 40-х гг. 18 в.) проходила по р. Уй. В 1756 на этих землях были образованы 2 новых дистрикта И. п.: Увельский и Куртамышский. Ближняя округа Чел. наз. Челябинским уездом. Адм. ц. пров., по сведениям А. И. Дмитриева-Мамонова, являлись Шадринск (1738), Теченская слобода (1739–43), Чебаркульская креп. (1739) и Челябинская крепость (1743–81). Предложение о переносе центра пров. в Чел. сделал рук. Оренбургской комиссии и будущий первый губернатор Оренбургской губ. И. И. Неплюев. Сенат утвердил город провинциальным центром И. п. (указ от 22 сент. 1743). С того времени в Чел. располагались воеводский дом, И. п. канцелярия, духовное правление, казачья войсковая изба, провиантские и пороховые склады, квартировала провинциальная рота. И. п. была связана почтовым трактом с Оренбургом и Троицком (протяженностью 683 версты). В 1744 пров. вошла в состав вновь образованной Оренбургской губ. Население пров. состояло в осн. из гос. крестьян, казаков и башкир, а также незначит. числа мещеряков и татар. В кон. 1740-х гг. здесь насчитывалось 32 879 душ крестьян муж. пола (из них 26 277 были гос., 3867 – монастырскими, 1116 – архиерейскими и 92 – помещичьими), 1476 служилых казаков, а также 19 722 башкир, 1683 мещеряков и 615 татар обоих полов. Кроме того, в Чел. и его уезде проживали 1844 крестьян мужского пола и 192 купца и ремесленника мужского пола. Т. о., общая числ. жит. в пров. составляла примерно 93–99 тыс. чел. Через 20 лет, в нач. 1770-х гг., числ. населения И. п. увеличилась до 140 тыс. чел. Увеличение произошло в осн. за счет рус. крестьян (52 296 душ мужского пола). К нач. 1760-х гг. в пров. было 338 насел. мест (крепостей, острогов, сел, слобод, деревень), 4 монастыря и 35 церквей. После основания Увельского и Куртамышского дистриктов их заселили переселенцы из старых, обжитых районов И. п., где наблюдалась нехватка пахотных земель. Самым густонасел. дистриктом был Исетский, далее в порядке убывания располагались Шадринский, Окуневский, Куртамышский и Увельский. Числ. населения Исетского дистрикта превышала кол-во жит. Увельского в 11 раз. И. п. являлась самой густонасел. местностью Урала и Сибири. Благоприятные природные условия и обилие природных ресурсов отмечал в своих трудах акад. П.-С. Паллас. Множество рек и озер изобиловали рыбой (в нач. 1770-х гг. 1 пуд рыбы стоил здесь 25–35 коп. ассигнациями); в лесах и степях водились лоси, косули, волки, лисицы, белки, куницы, горностаи, тетерева, рябчики, глухари, куропатки, бобры, выдры – гл. объекты охотничьего промысла. Было развито с. х-во (для зерновых обычным урожаем был “сам-десять”), животноводство: разводили КРС, свиней, овец, лошадей, верблюдов (в юж. районах), кур, уток, гусей. И. п. снабжала хлебом и мясом гарнизоны многочисл. пограничных креп. и заводских пос. горного округа. Производилось животное масло, выделывались кожи, топилось сало (шло на изготовление свечей), действовали винокур. з-ды, муком. мельницы, работали шляпная и стекольная ф-ки. Горнозаводская пром-сть была представлена Миасским медеплавильным (1777), Каслинским (1747) и Кыштымским (1757) металлург. з-дами. Глина Чебаркульского и Увельского месторождений использовалась для пр-ва фарфора на Санкт-Петерб. императорском фарфоровом з-де. Для ее приготовления под Чебаркулем с 1752 действовала порцелейная ф-ка, организованная рос. изобретателем фарфора Д. И. Виноградовым. По инициативе Неплюева в Чел. была учреждена ярмарка “С Сибирской стороны по Оренбургской линии” (1744). В городе построили Гостиный двор. К моменту ликвидации пров. (1781) числ. чел. купцов (с семьями) превысила 500 чел. Гос. крестьяне И. п. платили в казну 70 коп. с души в год, работали на казенной десятинной пашне и отдавали с каждого двора “по десятине ржи и овса” (урожай этих культур с 1 дес). С 1743 “казенная пашня” была отменена. В 1746 по ходатайству И. И. Неплюева крестьяне И. п. были на неск. лет освобождены от рекрутской повинности и поставки лошадей. Его реформы способствовали экон. развитию И. п.

А. И. Скориков

Лит.: П а л л а с П.-С. Путешествие по разным провинциям Российской империи. СПб., 1786; В и т е в с к и й В. Н. И. И. Неплюев и Оренбургский край в прежнем его составе до 1758: В 4 т. Казань, 1897; Т а р а с о в Ю. М. Русская крестьянская колонизация Южного Урала. М., 1984; Очерки истории Челябинской области. В 2 ч. Ч. 1 / Н. Б. Виноградов, В. Н. Елисеева, А. В. Лушникова и др.; Под ред. В. Е. Четина. Ч., 1991; Р ы ч к о в П. И. Топография Оренбургской губернии. Уфа, 1999.

(источник) http://www.book-chel.ru/

Большое Бакальское городище

Большое Бакальское городище является эпонимным памятником бакальской археологической культуры Тоболо-Ишимской лесостепи, одной из немногих исследованных значительной площадью средневековых крепостей.
Раскопки на нём вёл в 1962 г. один из отрядов Уральской археологической экспедиции под руководством Т.М. Потемкиной, ею же было сделано предварительное сообщение [1964], но полностью материалы так и не были опубликованы. Ввиду большого значения данных по бакальской культуре для рассмотрения развития средневекового населения на юге Западной Сибири, этногенеза её коренных народов, а также, в частности, процессов начала тюркизации в Тоболо-Ишимье, малоисследованном в этом отношении, мы сочли необходимым ввести в научный оборот материалы указанного памятника как одного из важнейших источников.
Городище обследовалось А.А. Спицыным в начале века [Спицын, 1906] и К.В. Сальниковым в 1940 г., производившими шурфовку, разведгруппой УАЭ — в 1961 г. За это время внешний вид его очень изменился, рельеф сгладился, большая часть площади оказалась разрушенной.
Памятник находится на правом берегу р. Исети у дер. Бакалда, в З км южнее г. Шадринска Курганской области. Он расположен на мысу подтреугольной формы с довольно крутыми склонами, высотой 10 м от подножия, вытянутом в направлении с севера на юг. С северной стороны мыс глубоко вдается в пойму Исети. Площадка городища имеет слегка наклонную к северу поверхность (рис. 1).
Рис. 1. План Большого Бакальского городища с расположением раскопов.
С напольной стороны городища зафиксированы две линии укреплений, каждая состоит из вала и рва. Высота внутреннего вала с внешней стороны 2,5 м, ширина 14 м. Внутренний ров имеет глубину 16 м, ширину 10 м. Высота внешнего вала 0,4—0,6 м, ширина 7,5— 8 м. Глубина внешнего рва 0,4—0,6 м, ширина 2 м. Расстояние между внутренним рвом и внешним валом составляет 30 м. Обе пары рвов и валов незначительно выгнуты в напольную сторону.
Въезд на площадку не обнаружен. В во сточной половине внутреннего рва имеется небольшая седловина1, возможно от пешеходной дорожки.
А.А. Спицын, впервые давший описание Большого Бакальского городища, видел его как треугольное укрепление с длиной сторон по 100 м, длиной валов 115 и 70 м, высотой внутреннего вала 3,5 м, внешнего — 1 м [там же, с. 219]. По этим данным внутренняя площадка городища должна была составлять около 3000 кв. м. Сведения К.В. Сальникова о размерах укреплений уже отличаются от данных А.А. Спицына и почти совпадают с результатами замеров 1962 г.; площадь, защищенная внутренним валом, к 1940 г. сократилась до 1500 кв. м.
Необходимость проведения раскопок была вызвана тем, что северо-восточную сторону площадки городища местные жители начали разрушать карьером по добыче глины для постройки плотины на р. Исети и уничтожили почти наполовину. Сохранившаяся площадь цитадели с задернованной поверхностью насчитывала 750 кв. м. Кроме того, примерно с третьей части оставшейся площади для каких-то хозяйственных целей снимали дёрн вместе с частью культурного слоя на толщину 25—35 см. Ко времени на чала раскопок она уже успела снова задерноваться тонким, в 5—8 см слоем. Вторая (внешняя) площадка городища сохранилась лучше и составляла около 3000 кв. м.
У западного края городища на расстоянии 12 м от вала и 4 м от обрыва был виден остаток полуобвалившейся западины или старого раскопа размером 4х6 м, глубиной до 40 см. Уцелевшая часть западины находилась на площади со срытым дёрном, поэтому доследование её показалось нецелесообразным. На остальной поверхности внутренней площадки никаких западин2,3 не обнаружено в обнажении северо-восточной и северо-западной части карьера в 1961 г. хорошо выделялись очертания, по-видимому, остатков древних жилищ с отвесными стенками, углубленными в глинистый грунт на 20 см, длиной 2,5 и 2 м, но к началу раскопок они уже обвалились.
Учитывая наблюдения разведчиков и то, что К.В. Сальников отмечал наличие едва заметных впадин при обследовании городища в 1940 г., можно предполагать сосредоточение жилищ на самом краю мыса, но относить их ко времени существования здесь средневековой крепости нет оснований.
Рис. 2. План и разрез раскопа на внутренней площадке Большого Бакальского городища.
Раскоп был заложен на внутренней площадке городища от вала до обрыва в форме прямоугольного треугольника. Одна сторона треугольника проходила вдоль вала, другая перпендикулярно ей по западному краю городища. Исследованная площадь составила 396 кв. м — большую часть внутренней площадки городища.
Вскрытие производилось горизонтами толщиной 1 5—20 см с зачисткой после снятия каждого горизонта и фиксацией выявленных очертаний. Стратиграфия довольно проста. Сразу же под дерновым слоем толщиной на нетронутой площади городища 12—18 см, залегает культурный слой — чернозёмный грунт. Мощность его составляет всего 20—40 см и постепенно увеличивается в направлении от карьера к валу, достигая у послед него 50 см. Слой насыщен керамикой и костями животных. Подстилающий слой — плотная жёлтая глина (рис. 2).
Максимальная насыщенность находками характерна для глубин 30—40 см, горизонт на глубине 40—60 см крайне беден культурными остатками. Черепки и кости животных встречались очень редко и преимущественно на участках, расположенных вдоль вала.
На площадке городища не обнаружено почти никаких сооружений. На уч. Г, Д/4—6 и З, И/11 вскрыты следы старых шурфов4 и ям. Остатки, связанные со временем обитания на городище, невыразительны.
В юго-западном углу уч. И/10 при зачистке на глубине 40 см обнаружено пятно прокала размером 1,5х0,5 м. Толщина его не превышала 10 см. Небольшой след кострища в виде прокаленной глины отмечен также на уч. Д/4 (см. рис. 2).
При зачистке второго горизонта на уч. И/10—11 хорошо выделялась яма неправильной формы длиной З м и глубиной 60 см, заполненная глиной, мешанной с черноземом, а также с вкраплениями угольков. В северо-западной части ямы находилось скопление костей животных, а в южной на уч. И/11 — прослойка прокаленной глины. Про слойка с костями животных имела округлую в плане форму, диаметр до 60 см и толщину 15 см. На границе уч. И/4, 5 зафиксирована яма размером 130х80 см, углубленная в подстилающий грунт на 20 см, заполненная черноземом.
Рис. 3. Разрезы внутренней (1) и внешней (2) линий оборонительных сооружений.
1 — дёрн; 2 — тёмно-серая супесь; З — глина, выброс; 4 — погребенная почва;
5 — глина с чернозёмными вкраплениями и углём; 6 — суглинок с вкраплениями извести;
7 — нора; 8 — коричневая супесь; 9 — прокал; 10 — мешаный слой; 11 — чёрная супесь;
12 — дерево; 13 — гумусированные накопления.
Таким образом, на внутренней площадке городища обнаружено лишь несколько крупных ям, которые, по нашему мнению, являются остатками углубленной приочажной части наземных сооружений.
Для изучения характера культурного слоя и возможных сооружений на внешней площадке городища, а также в целях рекогносцировочного5 исследования системы укреплений была заложена траншея длиной 72 м, шириной 4 м, ориентированная по оси городища с севера на юг.
Стратиграфия6 на внешней площадке такая же, как и на внутренней. дерновый слой толщиной 12—15 см перекрывает культурный слой мощностью 15—20 см, который здесь, в отличие от внутренней площадки, намного беднее находками. Никаких остатков сооружений не обнаружено (уч. 10—19), но при исследовании разрезов валов и рвов получены интересные результаты (рис. 3). Удалось восстановить первоначальные размеры и устройство этой линии укреплений.
Внутренняя фортификационная7 линия Большого Бакальского городища (уч. 2—9) со стоит из насыпи вала высотой около 2 м, шириной 12 м (уч. 2—5) и рва такой же ширины, глубиной более 1,5 м (уч. 6—9). Строение вала сложное. Под насыпью его на уч. З и 4 сохранился слой погребенной почвы толщиной около 50 см. С внутренней стороны вала на границе уч. 2 и З на погребенной почве обнаружены в большом количестве обгоревшие брёвна, жерди и масса углистых скоплений. Почва под этими остатками сильно прокалена, местами до красно-кирпичного цвета. Эти наблюдения позволяют предполагать, что прямо на её поверхности была построена дерево-земляная оборонительная стена.
В траншее зафиксировано несколько интересных деталей устройства этой стены (рис. 4). На погребённом грунте в северной стороне уч. З вдоль вала обнаружены уложенные друг на друга три массивных бревна диаметром более 30 см, поперёк них сверху сохранились куски дерева. У западного края этих брёвен поверх их лежало столь же массивное бревно, под которым сохранившееся намного хуже другое. Достаточно хорошо была зафиксирована лишь его торцовая часть, имевшая, как и первое, полукруглый вырубленный паз, которым обхватывалось одно из продольных брёвен. длина сохранившейся части поперечного бревна составляла почти 2 м, оно лежало в сторону внутренней площадки городища. На уч. 2 поверх этого бревна и перпендикулярно ему находились остатки не менее шести также массивных продольных брёвен, сверху и под ними фиксировались жерди. Остатки этих брёвен и жердей образовывали клетку.
Рис. 4. Фрагмент остатков деревянной оборонительной стены на внутренней линии
К югу от описанной клети также лежали остатки массивного бревна и нескольких жердей диаметром до 15 см, связанных торцами в переплёт с брёвнами. В южном конце отмеченного бревна на уч. З было забито два не больших деревянных клина, рядом с которыми находилось скопление обугленных веток берёзы и хвои. В 60 см к западу от жердей в том же направлении сохранились крупные куски массивных жердей, в средней части поперёк них и под ними — остатки ещё одного брёвна.
Брёвна и жерди на уч. 2 являются остатками стены, упавшей в сторону внутренней площадки городища. Остальные сохранившиеся детали — остатками самого нижнего яруса укреплений.
Реконструкция этой части вала представляется нам в следующем виде. Внутренняя стена вала была облицована продольно уложенной древесиной, имевшей у основания связку из трёх брёвен. Между ними зажимались торцы поперечных брёвен с вырубленными выемками. Они поддерживали кладку бревенчатой стены из брёвен с внешней стороны, а с внутренней её прижимали небольшие жерди и при сыпанная к ним глина насыпи вала.
Недостаточно ясна роль жердей на уч. 3, может быть, они также составляли внутреннюю конструкцию и обрушились из верхней части вала.
Внутренняя стена вала у столбов была связана конструктивно с небольшой стеной, шедшей в глубь земляной насыпи. Эта стена состояла в нижней части из массивного брёвна и сверху из толстых жердей. деревянная облицовка насыпи вала с наружной стороны у рва в раскопе не прослеживалась.
Ширина вала в пределах от остатков основания деревянной стены с внутренней стороны до склона ко рву — 4,5 м. Насыпь вала, сложенная из суглинка, имеет в на стоящее время высоту 1,88 м. Осыпь вала, представляющая собой мощный слой суглинка с вкраплениями чернозёма, находится в небольшом количестве на внутренней стороне, а в основном заполняет ров перед валом.
Ров, глубина которого около З м от уровня погребенной почвы, имеет почти отвесные стенки и плоское дно с повышающимся на 1 м уступом со стороны вала. Заполнение рва состоит из суглинка с незначительной при месью чернозёма, являющимися осыпью вала. Остальная часть рва была заполнена гумусированными накоплениями. Дно и стенки его удалось проследить в профиле довольно легко, заполнение четко выделялось на фоне плотной подстилающей жёлтой глины.
Внешний вал менее мощный и более разрушен, поэтому его первоначальная форма восстанавливается с трудом. Насыпь со стоит также из суглинка и имеет высоту около 0,8 м от современной поверхности до уровня погребенной почвы. По обе стороны от насыпи имеются заплывы, по структуре почвы отличные от неё, — это чернозём с примесью угля, извести и жёлтой глины (см. рис. 3). Можно предположить, что верхняя и нижняя части насыпи состояли из разных грунтов.
Под насыпью внешнего вала, в отличие от внутреннего, погребённая почва залегает неравномерно. В центре слой её достигает 15—20 см, по краям основания вала образует два углубления. Одно из них, с внутренней стороны вала, — почти квадратной формы, прорезает подстилающий грунт на 70 см и за полнено чернозёмом. Под центром насыпи в профиле хорошо выделяются очертания другой ямки, суживающейся книзу, диаметром в верхней части 25 см, углубленной в подстилающий суглинок на 45 см. Возможно, это ямы от крупных столбов, вкопанных у стены в виде частокола или каркаса стрелковой галереи (?).
Более достоверно устройство укреплений может быть установлено в результате дальнейших раскопок.
Внешний ров имеет глубину всего 1 м от уровня погребённой почвы и ширину 4 м. дно рва плоское: южная стенка наклонена под углом 45°, а очертания северной, примыкающей к валу, чётко проследить не удалось. Заполнение рва состоит из чернозёмного грунта с вклинившейся со стороны вала небольшой прослойкой из чернозёма, извести, жжёной глины и угля. На самом дне ров был заполнен чёрной вязкой массой, в которой встречались угли и фрагменты керамики.
Таким образом, ширина основания внутреннего вала достигала в древности 4 м, его высота около 5 м, глубина внутреннего рва — З м, ширина — 15 м. Высота внешнего вала не превышала 2 м, его ширина —2—З м. Внешний ров имел глубину 1 м, ширину 4 м.
Стремление обитателей поселения оградить его мощными укреплениями, каким являлся внутренний вал, свидетельствует о неспокойной обстановке в тот период времени, о постоянных военных столкновениях накануне монгольского нашествия.
Вещевой материал, полученный в результате раскопок городища, сравнительно небольшой. Он составляет всего 1586 единиц. Почти столько же собрано костей животных. На основании полевых наблюдений можно считать преобладающими кости домашних животных: лошади, овцы, свиньи.
Среди находок доминирует керамика. Незначительная её часть относится к эпохе раннего железа (рис. 5, 3), очень небольшая часть — к раннему средневековью (рис. 5, 1, 2, 6), остальная составляет основной, так называемый бакальский, комплекс. Вся коллекция представлена обломками 325 сосудов (по шейкам). В выборке не оказалось ни одного плоского днища, но по одному отреставрированному сосуду и нескольким фрагментам других можно предполагать, что вся керамика на городище круглодонная.
Рис. 5. Керамика раннего железного века (З), раннего средневековья (1, 2, 6) и юдинская.
Основной комплекс (первая группа) со держит 270 сосудов (рис. 6—9). Около половины обломков имеют в глиняном тесте примесь песка, более четверти — шамота, около 10 % — песка с шамотом и совсем незначительная часть (11 фрагментов) — органики. Внешняя поверхность 80% сосудов гладкая, вероятно заглаженная тряпкой, кожей или руками. С внутренней стороны поверхность половины экземпляров заглажена щепкой, от чего сохранились мелкие штриховые полосы.
Цвет керамики — тёмно-серый, только изредка встречаются фрагменты жёлтого и красного цвета. Обжиг хороший, черепок крепкий, с трудом поддающийся разлому.
Рис. 6. Основной комплекс керамики.
Диаметр шеек варьирует от 8 до 38 см. Более двух третей (212) сосудов имели диаметр от 18 до 30 см, при этом преобладает диаметр 24—30 см. Малых сосудов, с диаметром шейки до 10 см, очень немного, как и крупных, с диаметром 32—38 см. Толщина стенок от 4 до 10 мм, более чем у половины (140) сосудов — 4—6 мм.
Венчик чаще всего плоский (99) и округлый (64), у 41 экз. утолщенный.
По формам посуда основного комплекса разделяется на три типа, каждый из которых представлен тремя разновидностями.
Тип 1 — круглодонные сосуды с чётко выраженной невысокой шейкой и слабо раздутым туловом (см. рис. 6, 6; 9, 1, 2). Разница между диаметром шейки и средней частью тулова незначительна. Сосуды этого типа составляют 31% всей керамики основного комплекса (92 экз.), при этом все они, кроме двух, орнаментированы. По профилировке шеек сосуды первого типа подразделяются на три вида: 1а — с шейкой, отогнутой наружу, 1б с прямой шейкой, 1в — с шейкой, наклонной вовнутрь. При этом сосуды вида 1а составляют половину общего количества сосудов типа 1.
Тип 2 — слабо профилированные сосуды с короткой, едва намеченной шейкой (см. рис. 7, 2, 5; 9, 5). Этот тип самый малочисленный — 73 сосуда. Внутри него также выделяется три вида сосудов (принцип деления тот же, что и для сосудов типа 1): 2а — с отогнутой шейкой, 2б — с прямой, 2в — с шейкой, наклонной вовнутрь.
Тип З — открытые чаши — наиболее многочислен (105 сосудов). По глубине и на клону верхней части стенок внутри него можно выделить следующие три вида: За — не глубокие блюдцеобразные (см. рис. 7, 4; 9, 6), 3б — глубокие с прямым стенками (см. рис. 6, 4; 8, 3, 4, 6; 9, 4), 3в — глубокие закрытые (см. рис. 6, 2; 7, 3; 8, 1).
В основном комплексе насчитывается всего 32 сосуда без орнамента, половина их относится к типу З.
Орнаментация довольно разнообразна. Преобладающий элемент — ямка, отмечен на 192 сосудах. Однако только 50 из них имеют ямочный орнамент в чистом виде, при этом 30 — сосуды типа З и только четыре — типа 1. Более 52% сосудов украшены ямками в сочетании с другими элементами, преимущественно с резными линиями, меньше с гребенчатым штампом, единично со шнуровыми описками. В остальных случаях (20 экз.) встречаются сочетания ямки с гребенчато резным, гребенчато-шнуровым, шнуровым и резным или резным с защипами.
Ямочный орнамент наносился концом округлого предмета. Все ямки круглые, только на одном фрагменте продолговатые. Как правило, они расположены в один ряд по шейке. На двух сосудах ямки сгруппированы по три в виде пояска треугольников, при этом они обычно образуют бугорки-»жемчужины» на противоположной стороне поверхности (на 94 экз. изнутри, на восьми — снаружи).
На нескольких сосудах имеются пальцевые защипы, расположенные в один ряд (в двух случаях — в два ряда) и дополняющие резной, гребенчатый или ямочно-резной орнамент.
Следующая значительно распространенная группа элементов орнамента — резные (отмечены на 63 % сосудов основного комплекса). Небольшое число сосудов украшено только ими, большинство же — в сочетании с ямкой, защипами и единично — в сочетании с гребенкой, шнуром. Узоры из резных линий различны: это косые насечки, преимущественно в один ряд, в четырех случаях в 3—5 параллельных рядов (при этом чередуются насечки с наклоном вправо и влево), горизонтальная ёлочка и решётка, на нескольких фрагментах имеются горизонтальные штриховые насечки. Резной орнамент нанесён в основном длинными штрихами иволистной формы, только в двух случаях насечки имеют вид ровных вертикальных параллельных коротких линий, расположенных двумя горизонтальными рядами.
Только гребенчатым штампом украшено лишь семь сосудов, в большинстве случаев (20 экз.) он сочетается с ямкой и единично с защипами или резным и шнуровым орнаментом. Всего гребенчатым штампом орнаментировано более 15% сосудов. Узоры несложные: параллельные линии в один или несколько рядов, горизонтальные параллельные линии (иногда в семь рядов), горизонтальные зигзаги в один и более рядов, ёлочка и решётка. На одном сосуде отмечены вертикальные парные линии, спускающиеся по плечикам.
Рис. 7. Основной комплекс керамики.
Наконец, только на 16 сосудах имеется шнуровой орнамент, из них на двух в чистом виде. В остальных случаях он дополнен ямками, резным штампом. Шнуровые отпечатки образуют обычно поясок из 5—10 горизонтальных рядов. Интересно отметить, что различные сочетания резного орнамента с гребёнкой и шнуром характерны лишь для со судов типа 1. Только ямка или только насечки, а также их сочетания с горизонтальной ёлочкой и решёткой являются преобладающими видами орнамента на сосудах типа 3.
Венчики трети сосудов орнаментированы главным образом резным узором. Чаще всего орнамент состоит из косы насечек с наклоном преимущественно вправо по наружному краю. На 17 сосудах насечки расположены сверху венчика, на пяти — с внутренней его стороны. В пяти случаях верх венчика украшен резной решёткой. На некоторых сосудах насечки до вольно грубые, поэтому венчик имеет волнистый неровный край. Украшение венчиков гребенчатым штампом единично (14 экз.).
Таким образом, керамика первой группы, составляющая основной комплекс Большого Бакальского городища, характеризуется круглодонностью, примесью песка и шамота в тесте, расположением орнаментальных зон на шейке и плечике, преобладанием ямочной и резной орнаментации.
В целом она близка посуде памятников сылвенской8 культуры: наблюдается сходство форм, преобладание чаш, резного и ямочного орнаментов, их сочетание с гребёнкой и шнуром, — что позволило Б.Б. Овчинниковой включить этот комплекс в состав зауральской группы сылвенской общности. Однако нельзя не учитывать предшествовавшего выделения К.В. Сальниковым самостоятельной бакальской культуры, определенной специфики орнаментации посуды памятников Приисетья и Тоболо-Ишимья наконец, прочно утвердившегося в литературе термина “бакальские памятники”.
Вторая группа керамики на Большом Бакальском городище представлена 30 фрагментами от 10 сосудов с невысокой шейкой, отогнутой наружу, и плавным переходом от шейки к тулову, с прямой и наклонной вовнутрь шейками, а также чашевидных. В тесте примесь шамота и песка. Эти сосуды отличаются более тщательной обработкой поверхности. Диаметр шеек от 18 до 28 см, толщина стенок такая же, как у бакальских.
Рис. 8. Основной комплекс керамики.
По орнаментации посуда этой группы отличается от сосудов основного комплекса. Декор покрывает не только шейку, но и плечики. Отмечены орнаменты, нанесённые зубчатым, глазчатым, полулунным штампами и мелкой гребёнкой. Зубчатый образует горизонтальные полосы, состоящие из вертикальных или наклонных оттисков.
Присутствуют и другие мотивы: широкие горизонтальные полосы и треугольники, выполненные ромбическим глазчатым или полулунным штампом. Мелким гребенчатым штампом нанесены вертикальные, наклонные линии и решётка, при этом оттиск мелкой гребёнки напоминает в большинстве случаев отпечаток мелкого струйчатого штампа (рис. 5, 4, 5, 7; 10).
Обязательным элементом орнамента являются глубокие круглые ямки, расположенные в один ряд и образующие выпуклины на внутренней стороне сосудов. Есть и резные узоры в виде косых насечек, ёлочки и решётки.
По форме и орнаментации керамика второй группы близка сосудам Безымянного и Молчановского городищ, которые относятся к юдинской культуре, и отражает связь с северным лесным населением. Судя по малочисленности этой посуды, она не связана с каким-либо отдельным периодом существования городища, а скорее синхронна основному комплексу и документирует инокультурный (иноэтничный?) компонент оставившего его населения.
Третья группа керамики, также резко отличающаяся от основного комплекса, включает 32 фрагмента. Изготовлена из хорошо отмученной глины с примесью мелкого песка, цвет поверхности красно-оранжевый. Сосуды преимущественно небольших размеров, диаметр шеек 8—12 см (у одного — 20 см), толщина стенок 4—6 мм, изготовлены тщательно. Некоторые залощены, часть — даже с внутренней стороны. Это высокие узкогорлые сосуды с сильно раздутым туловом. Шейки прямые или слегка отогнуты наружу. Переход от шейки к тулову резкий.
Узоры тонкие, из резных, гребенчатых, шнуровых отпечатков, а также оттисков гладкого тонкого штампа. Резной орнамент использован для разделения поля на зоны, покрытые другим узором: наклонными короткими линиями, решёткой, тонким шнуром. Гребенкой обычно нанесено несколько параллельных рядов наклонных линий (см. рис. 5, 1, 2, 6). Есть один фрагмент с ушком и дырочкой в нём.
Рис. 9. Основной комплекс керамики.
Описанная керамика по технике производства и орнаментам близка кушнаренковской раннего средневековья, распространенной в Башкирии, а также представленной разрозненными керамическими комплексами в Западной Сибири [Казаков, 1981; Мажитов, 1977; Погодин, 1993; Чиндина, 1990].
Инвентарь памятника беден. Найдено всего два металлических предмета: железный наконечник стрелы с уч. н/4 у вала — ромбовидной формы с плоским сечением и утолщенным уступчиком при переходе к черешку, пером длиной 8,4 см, наибольшей шириной 3,8 см; бронзовая подвеска (часть шумящей подвески) с уч. д/5 на глубине 35 см — бутылочной формы, с прямым стержнем, закрученным перед ушком.
Подобные наконечники стрел бытовали у енисейских кыргызов в Х в. [1948, рис. 118], входили в состав кочевнического вооружения восточноевропейской степи [1958, рис. 3, 10].
Подвеска датируется по находкам в могильниках на Оке VIII—Х вв. [Спицын, 1906, табл. ХХ, ХХVI, ХХVIII, ХХIХ; Смирнов, 1952, табл. ХХIII-4].
Точильные бруски, обнаруженные на городище, изготовлены из кусков темно-серого с зеленоватым оттенком плотного сланца размером 8,5х6 см и 10х2,5 см. Сработаны только по две плоскости.
Раскопки Большого Бакальского городища внесли ясность в вопрос о датировке и культурной принадлежности памятника. К.В. Сальников относил его к одноимённой культуре и датировал IV—V вв., основываясь на аналогии керамики из разведок ломоватовской посуде [Сальников, 1961, с. 47]. Материал, полученный в результате почти полного вскрытия оставшейся площади городища и изучения укреплений, позволяет отодвинуть дату к IХ—ХI вв.
Рис. 10. Юдинская керамика.
При сравнении с исследованными раскопками и рекогносцировочно притобольскими памятниками: Красногорским, Коловским, Малым Бакальским, а также более поздним приишимским Кучум-Горой [Голдина, 1969] и барабинскими городищами и поселениями сибирских татар [Молодин, Соболев, Соловьев, 1990, с. 100—115] — можно утверждать, что жилища всех памятников бакальской культуры — наземные. Техника — срубная или плетнёвого плетения с обмазкой глиной и, возможно, побелкой (остатки извести на валах?). Отсутствие остатков построек, углубленных в грунт и видимых в рельефе, на периферии памятников этого типа — не редкость, возможно, на этой площади сооружались загоны для скота и он содержался здесь во время военных столкновений. Аналогии — городища Тюменка, Чиняиха, Мальково, Новозорино в Барабе, Чимги-Тура и др.
Как упоминалось, керамика основного комплекса близка сылвенской, охватывающей период с IХ по Х вв. Сходны и системы укреплений на сылвенских и данном памятниках. Территория сылвенской культуры это предгорная часть западного Приуралья [Бадер, Оборин, 1958; Генинг, 1959]. Исследования Большого и Малого Бакальских городищ позволили Б.Б. Овчинниковой сделать вывод о том, что в ареал сылвенской общности входила и территория по среднему течению р. Исети и далее [1987]. В.А. Могильников счёл возможным рассматривать бакальскую культуру как самостоятельную, представляющую особую группу населения и распространённую по всей лесостепи Тоболо-Ишимья, включив в круг памятников данной культуры Пахомовский могильник [Могильников, 1987].
Аргументы против сылвенской общности им не приводятся, но предполагать расселение на столь обширной территории — от Прикамья до Приишимья — одного и того же населения для данной эпохи трудно.
Этническая принадлежность обитателей Бакальских городищ остается пока невыясненной, но существует мнение, что население сылвенской культуры, возможно, было угорским, — на наш взгляд, подвергшимся уже начальным процессам тюркизации.
1 Седловина, понижение между вершинами горного хребта. К С. приурочено большинство перевальных дорог, троп и т.п.
2 Западины, степные блюдца, падины, пади, плоские впадины чаще округлой формы в степной и лесостепной зонах. Поперечник до десятков и сотен метров, глубина от долей метра до нескольких метров. Обычно возникают вследствие оседания грунта от выщелачивания и вымывания нижележащих пород (суффозия).
3 Суффозия (от лат. suffossio — подкапывание, подрывание), выщелачивание, вынос мелких минеральных частиц и растворимых веществ водой, фильтрующейся в толще горных пород. С. приводит к нарушению микроагрегатной структуры грунтов; вызывает оседание всей вышележащей толщи с образованием на земной поверхности мелких и крупных замкнутых понижений (микрозападин, блюдец, западин, воронок, падин) диаметром до 10, редко до 100—500 м.
4 Шурф (нем. Schurf), вертикальная (редко наклонная) горная выработка небольшой глубины (до 25 м), проходимая с земной поверхности для разведки полезных ископаемых, вентиляции, водоотлива, транспортирования материалов, спуска и подъёма людей и для других целей.
5 Рекогносцировка в геодезии, осмотр и обследование местности с целью выбора положения астрономических и геодезических опорных пунктов для обоснования топографических съёмок. Р. сопровождается расчётами высоты сигналов геодезических, устанавливаемых в опорных пунктах и обеспечивающих видимость между ними; при расчётах учитывается кривизна Земли, особенности рельефа и местные препятствия.
6 Стратиграфия в археологии, порядок чередования напластований культурного слоя по отношению друг к другу, а также к подстилающим и перекрывающим его горным породам и отложениям. Изучение С. необходимо для установления относительной датировки слоев, прослоек (а также сооружений, погребений, вещей). Особенно большое значение оно имеет в случаях, когда естественный порядок слоев нарушен перекопами, обвалами, оползнями, эрозией и т.п. С. археологических памятников устанавливается изучением вертикальных разрезов. При помощи др. методов археологии, а также методов естественных наук (см. Типологический метод. Археологическая датировка, Геохронология) от относительных стратиграфических датировок переходят к абсолютным датировкам. Стратиграфические выводы по одному памятнику часто могут быть использованы для установления относительной датировки памятников целой области. При помощи данных С. была установлена относительная, а затем и абсолютная хронология каменного века. Особое значение С. имеет для изучения поселений с мощным (иногда сильно потревоженным) культурным слоем — первобытных поселений, древневосточных, античных и средневековых городов и т.п., где каждый слой отражает определённый этап истории. Последовательность территориального роста поселений или могильников в археологии называют горизонтальной С.
7 Фортификация (позднелат. fortificatio – укрепление, от лат. fortis – крепкий, сильный и facio – делаю), военно-техническая наука, разрабатывающая теоретические основы и практические способы защиты войск, населения и объектов тыла от воздействия средств поражения путём строительства и использования укреплений; отрасль военно-инженерного искусства. Укрепления создавались с глубокой древности. Ещё в период распада первобытнообщинного строя их строили для защиты поселений от нападений вражеских племён. С появлением государства и армии укрепления стали использовать также для обеспечения боевых действий войск. Первыми типами долговременных и полевых укреплений были оборонительные ограды из земляных (каменных) валов и рвов, которые усиливались деревянным палисадом. По мере развития военного искусства, военной и строительной техники укрепления совершенствовались: появились крепости с каменными и деревоземляными стенами, имевшими изломы, парапеты, зубцы, выступы, бойницы и др. приспособления для защиты воинов и ведения боя. С целью фланкирующего обстрела подступов к стенам строились башни, ставшие основными опорными пунктами обороны укрепленной ограды. Сложные укрепления возводились вокруг населенных пунктов и вдоль государственных границ (см. Валы римские, Великая китайская стена). Для защиты войск от нападения противника при расположении лагерем во время осады крепостей и отдыха, а также для ведения боя широко применялись полевые укрепления (см. Лагерь римский). Для гарнизонов создавались постоянные лагеря, многие из которых впоследствии превратились в крепости. С развитием искусства возведения фортификационных сооружений и повышением прочности укреплений совершенствовалось и искусство атаки укреплений с применением различных приспособлений: многоэтажных осадных башен – гелеполей, крытых подступов (ходов) – виней, метательных машин, штурмовых лестниц, средств разрушения стен – таранов, воронов, а также подкопов под сооружения (см. Осада, Подземно-минная борьба). Возведение фортификационных сооружений являлось предметом специальных наук: например, военной архитектуры, изучавшей способы возведения оборонительных сооружений (крепостей); кастрометации, занимавшейся укреплением местности для ведения боя (в 16–17 вв. военная архитектура и кастрометация объединились под общим название Ф.). Этим было положено начало развитию теории Ф.
8 Сылвинский кряж, в Среднем Приуралье, в Пермской и Свердловской областях РФ. Длина около 90 км, к Ю. переходит в Уфимское плато. Высота до 402 м. Восточный склон круто спускается к долинам рек Сылвы и Уфы, западный — пологий. Сложен известняками, доломитами, гипсами пермского возраста, развит карст. Преобладают степные и лугово-степные участки, которые чередуются с перелесками из берёзы, липы, клёна, реже — хвойных пород.

Литература

Бадер О.Н., Оборин В.А. На заре истории Прикамья. Пермь: Пермское кн. изд-во, 1958. 244с.
Генинг В.Ф. Осиновское городище. // Отчёты Камской экспедиции. М.: Изд-во АН СССР, 1959. С.154–195.
Голдина Р.Д. Городище Кучум-Гора 11. // Вопросы археологии Урала. Свердловск: Уральск. ун-т, 1969. Вып.8. С.138–158.
Евтюхова Л.А. Археологические памятники енисейских кыргызов. Абакан, 1948. 160с.
Казаков Е.П. Кушнарёнковские памятники Нижнего Прикамья. //Об исторических памятниках по долинам Камы и Белой. Казань, 1981. С.115-135.
Мажитов Н.А. Южный Урал в VII—ХIV вв. М.: Наука, 1977. 187с.
Могильникое В.А. Угры и самодийцы Урала и Западной Сибири. //Финно-угры и балты в эпоху средневековья. М.: Наука, 1987. С.163-235. (Археология СССР).
Молодин В.И., Соболев В.И., Соловьёв А.И. Бараба в эпоху позднего средневековья. Новосибирск: Наука, 1990. 262с.
Овчинникова Б.Б. О зауральских памятниках сылвенской культурной общности конца I — начала II тысячелетий нашей эры. // Ранний железный век и средневековье. Челябинск: Челябинск. ун-т, 1987. С.133–143.
Плетнёва С.А. Печенеги, торки и половцы в южнорусских степях. //МИА. 1958. №62.
Погодин Л.И. Проблема исторической судьбы саргатской культуры. //Археологические культуры и культурно-исторические общности Большого Урала. Екатеринбург: Уральск. ун-т, 1993.
Потёмкина Т.М. Большое Бакальское городище. //Археология и этнография Башкирии. 1964. Т. II
Сальников К.В. Основные итоги и проблемы археологического изучения Южного Урала. //Вопросы археологии Урала. 1961. Вып.1. С.48–52.
Смирнов А.П. Очерки древней и средневековой культуры народов Среднего Поволжья и Прикамья. //МИА. 1952. Н28. 269с.
Спицын А.А. Зауральские древние городища. //ЗОРСА. 1906. Т. VIII. Вып.1.
Чиндина Л.А. Этапы этнокультурных процессов в Западной Сибири //Cogressus septimus internatiolis fenno-ugrisrum. Sessiones sectionum. Historica, archeologica et antropologica. Debrecen, 1990. Р.48–51.
Москва, Институт археологии РАН.
Тюмень, Институт проблем освоения Севера СО РАН.
(источник) http://schadrinsk.narod.ru/
«Рублёвские» страницы Шадринского горсада.

Уездный фельдшер, солдатский сын села Ключевского Родион Павлович Рублёв, летом 1893 года обратился в Шадринскую городскую управу с просьбой принять его на свободное место садовника. Он предупреждал, что не имеет специального образования по садоводству[1], но может выполнять все необходимые работы — посадку деревьев, уход за ними; посадку цветов в клумбы; продажу населению саженцев и т. д. Управа, в свою очередь по договору должна была выплачивать ему 100 рублей в год, ежемесячно с 1 апреля по 1 ноября по 10 рублей, остальные пять месяцев — по 6 рублей[2].
Одновременно Р. П. Рублёв два зимних сезона содержал каток в общественном саду. В декабре 1894 года он обратился в управу: «… покорнейше прошу возобновить аренду на содержание катка в общественном саду на зимний сезон 1894/95 г. на прежних условиях». При этом Рублёв внёс нужную сумму — 15 руб. в городскую казну за право устройства катка на озерке в саду. Разрешение на содержание катка он также получил от местной полиции[3].
А 23 января 1895 года Р. П. Рублёв сообщал управе: «Не найдётся ли возможным снять с меня арендную плату 15 руб. за устройство катка, так как в нынешнюю зиму каток мне кроме убытка ничего не даёт, в 1-х, потому, что каток открыт довольно поздно (11 декабря), самое лучшее время начало зимнего сезона — ноябрь, пропущено, во 2-х, никто не заявил желания записаться на весь сезон, а подёнка приходится на воскресенье и по праздничным дням и то человек 5-6 — выручка от них 2 р. 95 коп., а израсходовано на заливку, расчистку и поливку катка речной водой 15 р. 20 коп., да на разрешение от полиции 3 р. 60 коп., впрочем такой расход около 4-х руб. в неделю обыкновенный, как было и в прошлую зиму. В виду этого я вынужден был прекратить дальнейшую расчистку катка с 10 января, потеряв убыток в 15р. 85коп. Родион Рублев. 1895 г. 23 января»[4].
Ходатайство Рублёва было удовлетворено. 15 рублей за содержание катка с него решено было сложить — это из постановления за подписью городского головы Ушакова. А все данные, изложенные им, были признаны управой как «заслуживающими уважения».
Следующее обращение Р. Рублёва в Шадринскую городскую управу датировано в октябре 1905 г.
«Имею честь известить Думу, что я с 1 ноября оставляю должность садовника Шадринского Общественного сада.
Причины, заставляющие меня искать занятий в другом месте, заключаются в слишком ничтожном вознаграждении, какое я получаю и на которое нельзя, при общей дороговизне, существовать. Если бы я не занимал ещё должность уездного фельдшера, — я не знаю, мог ли бы я сводить концы с концами.
Положим, я пользуюсь от города квартирой, при которой есть и оранжерея, но эта квартира слишко сыра, холодна и антигигиенична, и жить здесь можно лишь в крайности. Что касается оранжереи, то она может [быть] названа так лишь по недоразумению: гнилые рамы и стены свободно пропускают холодный воздух и потому заниматься в такой цветоводством совершенно невозможно.
Должен отметить ещё о полном отсутствии при квартире элементарных удобств, каковы баня, погреб, сарай.
Думаю, что при этих условиях едва кто будет должно служить в городском саду.
Оставляя должность садовника, я надеюсь, что Городская Дума не откажет выдать мне единовременное вознаграждение за мою 12-летнюю службу.
Считаю долгом напомнить Думе, что благодаря моим трудам сад принял существующий вид, что по моей инициативе и при моём содействии пруд-озерко при саде уже не заражает воздух вредными миазмами, что обсадка общественных городских мест произведена моими трудами при ничтожных расходах.
Мною устроен питомник тополей и других растений, которые дали уже городу дохода деньгами на 256 рублей.
Г. Шадринск 1905 года октября 2-го дня. Садовник Р. Рублёв»[5].
Очевидно, Родион Рублёв вскоре уволился и отбыл из города, так как в следующем, 1906 году в Шадринскую управу из Ташкента пришло письмо — прошение от Р. Рублёва с просьбой принять его вновь садовником и «вызвать телеграфом». Управа ответила просителю положительно, при этом гарантировала ему оплату 360 рублей в год[6].
Родион Рублёв вернулся. Но … 30 сентября 1908 года он вновь покинул службу. Что его заставляет на этот раз уйти из городского сада неизвестно. О своём уходе он предупредил управу заранее: «Имею честь заявить городской управе, что через месяц, 30 сентября, я оставляю занимаемую мной должность садовника общественного сада, причём считаю долгом сообщить следующее:
1. Весною нынешнего года на берегу озерка в питомнике посажены черенки тополя, каковые хорошо принялись, но рассаживать их не следует будущей весною, т.к. слабы ещё корни. Рядом с тополями посажены две породы ивы: одна крупнорослая декоративная, пригожая для укрепления берегов, другая мелкая с тонкими длинными до 4 арш. прутьями (однолетними) — ламбертовая, пурпуровая корзиночная ива. Прекрасный корзиночный сорт растёт на сухой почве в открытом месте, как имеется, например, вблизи парников, посередине газона в общественном саду.
Рассадку обоих сортов ивы можно отложить до осени будущего 1909 года. Затем в другом древесном питомнике, около парников, нынешней же весной посеян на 3-х грядках вяз, взошёл весьма густо и вырос до 6-7 вершков (при сём прилагаю один экземпляр). Вяз необходимо рассадить по одному будущей же весной пораньше на грядках тут же рядом на растоянии 4-6 вершков один от другого более мелкие, а крупные экземпляры ещё реже.
Кроме посадок нынешней весной есть в питомниках 5-6-летние вязы, жимолость, черёмуха, тополи.
2. В цветниках сада будущей весной не следует производить перекопок, т.к. на пустых местах, не на клумбах посеян газон, укрепился и разросся отлично, газон весной сначала выкосить косой, а затем в течение лета ежедневно подравнивать газонокосилкой (ручной). Клумбы тоже не нужно перекапывать, потому что на них почти сплошь находятся невымерзающие многолетние цветущие растения, старые стебли коих удалить, обстричь ножницами. Изгороди из акации в обоих цветниках необходимо в течение лета подстригать несколько раз».
Уже в октябре 1908 года по предложению члена управы А. А. Лещёва, заведовавшего тогда общественным садом, и с согласия городского головы В. Я. Мокеева был принят садовником по договору, т. е. «заключил условия» сроком на 1 год, П. Сергеев, крестьянин Тобольской губернии Ишимского уезда, служавший в с. Шатровском, человек «неграмотный, но знающий»[7].
Но уже через год осенью 1909 года 47-летний Р. П. Рублёв вновь вернулся к своим обязанностям садовника. Очевидно, не мог он жить без своего родного сада. И вновь он в весеннее и летнее время занимался посадкой деревьев не только в саду, но и «в прочих местах городских владений», руководил рабочими, данными ему в помощники, выращивал растения из семян вблизи оранжереи и озерка, следил за оранжереей, её отоплением, за целостностью деревьев и садовых построек.
По документам управы не удалось проследить, сколько ещё лет служил в городском саду Р. П. Рублёв. Можно только добавить, что выходец из с. Ключевского, ставший шадринцем Р. П. Рублёв причащался с женой в Спасо-Преображенском соборе[8]. Значится он с супругой и в списках по выборам в Учредительное Собрание (2 ноября 1917 г.), ему 56 лет[9].
И ещё один момент, касающийся горсада. В материалах управы встречается любопытный документ за подписью городского головы В. Я. Мокеева, опубликованный в мае 1917 года. Это обращение «К гражданам города Шадринска и к гражданам солдатам»: «…В последнее время замечается весьма небрежное отношение к городскому общественному саду посещающей его публики, которая гуляет кроме дорожек и по газонам и часто располагается на отдых прямо на траву. Наблюдаются случаи и повреждения и порчи деревьев… Вверяя настоящим объявлением охрану сада самой публике, городская управа надеется на широкую отзывчивость в этом деле всех сознательных граждан».
В. Я. Мокеев прекрасно понимал, что городской сад — это живая память, это красота, которая нужна людям, и просит «беречь такое ценное достояние города», ведь не во многих городах есть такие именно сады, и обязанность каждого гражданина «не вредить, а всемерно оберегать сад»[10].
Нашему Шадринскому городскому саду более 100 лет. Всё, что связано с ним, вызывает неподдельный интерес. Мы должны быть благодарны нашим предкам, отдавшим часть своей души этому детищу, и, конечно, труженику-садоводу Родиону Павловичу Рублёву.
[1] Ф. И-473. Оп.1. Д. 1019. Л. 3.
[2] Ф. И-473. Оп.1. Д. 1064. Лл. 126, 126об.
[3] Ф. И-473. Оп.1. Д. 1021. Л.59.
[4] Ф. И-473. Оп.1. Д. 1110. Лл. 29, 29об.
[5] Ф. И-473. Оп.1. Д. 1462. Л. 492.
[6] Ф. И-473. Оп.1. Д. 1522. Л. 283.
[7] Ф. И-473. Оп.1. Д. 1611. Лл. 329, 330, 330об, 331, 332, 354.
[8] Ф. И-301. Оп.1. Д. 75. Л. 99об.
[9] Ф. И-473. Оп.1. Д. 2064. Л. 141.
[10] Цит. по: Бажина Н. М. Городской сад — излюбленное место отдыха // Шадринский курьер. 1996, 16 июля.
[С. 24-26.]
Шадринский альманах. Литературно-краеведческое издание.
Выпуск первый (1999) / Составитель и ответственный редактор С. Б. Борисов.
Шадринск: Изд-во Шадринского пединститута, 1999.
© С.Б. Борисов, составитель и ответственный редактор, 1993-1999.
© С.Б. Смирнов, обложка, 1993-1999.
(источник) http://schadrinsk.narod.ru/
Инвестиционный потенциал


Город Шадринск имеет развитую, многоотраслевую структуру экономики. Экономика города более разнообразна, чем в большинстве так называемых «моногородов».

В структуре экономики города преобладающее место занимает промышленность ее доля составляет 49%. Шадринск издавна считался купеческим городом, традиции сохранены и сегодня на розничный товарооборот и общественное питание приходится 32,6%.

Промышленный комплекс города оказывает решающее влияние на развитие экономики, на уровень и качество жизни населения города. Объем инвестиций в 2007 году составил более 1 млрд. рублей и по сравнению с 2000 годом вырос более чем в 11 раз.

Общую картину инвестиционных процессов определяют крупные и средние предприятия, на долю которых приходится 41% инвестиций.

К 2011 году объем инвестиций достигнет 2,4 млрд. руб. Рост инвестиций произойдет за счет строящихся предприятий и жилищного строительства.

Малый бизнес Шадринска представлен 472 малыми предприятиями. Начиная с 2004 года наблюдается непрерывный рост их численности – на 70 % за период с 2004 по июль 2008 года.

В отраслевой структуре предприятий малого бизнеса торговля и общественное питание по-прежнему являются наиболее распространенными отраслями – 35 % от общего числа предприятий малого бизнеса. Увеличилось количество малых промышленных предприятий с 19,5% в 2006 году до 20 % в 2007 году.

Численность работающих на малых предприятиях составляет 5011 человек, это 17,5% от общей численности занятых на предприятиях и организациях города.

Кроме того, неотъемлемой частью малого бизнеса являются индивидуальные предприниматели. На 1 января 2008 года в городе зарегистрировано 3309 индивидуальных предпринимателя без образования юридического лица.

Всего в малом бизнесе города Шадринска занято более 8 тыс. человек – 25% от общей численности работников, занятых в различных отраслях экономики города

Трудовой потенциал.

В Шадринске проживает 76,6 тыс. человек. В структуре населения основная доля – 63,2% приходится на жителей в трудоспособном возрасте.

Основным стратегическим ресурсом города является человеческий потенциал. В Шадринске, как и в целом по России середины 90-х, произошел спад численности населения за счет повышения смертности и снижения рождаемости. В настоящее время благодаря демографической политике, проводимой государством по стимулированию рождаемости и укреплению института семьи, наметилась положительная тенденция рождаемости.

В экономике города занято 71% трудоспособного населения. При этом 29% или 14,5 тыс. человек являются резервной рабочей силой.

В городе действуют 5 ВУЗов (представительств), 6 средне-специальных учебных заведений. В Шадринске готовят специалистов рабочих специальностей, в том числе швей, строителей, социальных работников, средний медицинский персонал, техников для машиностроения и программного обеспечения. Две трети работающего населения города имеют высшее или среднеспециальное образование, при этом молодежь в возрасте до 30 лет почти не уступает старшему поколению в уровне образования.

В городе достаточно высокий процент молодежи, получающей образование в учебных учреждениях высшего и среднего звена. Тем более ценно, что на территории города готовят специалистов рабочих специальностей, недостаток которых остро ощущается на рынке труда

Численность работающих на крупных, бюджетных и малых организациях составляет 82,5% от занятых в экономике, при этом основная доля работающих приходится на крупный бизнес.

Структура занятого населения по отраслям экономики характеризуется снижением доли занятых в отраслях, производящих товары, и ростом доли занятых в сфере услуг, в здравоохранении, народном образовании, строительстве. Также наблюдается движение рабочей силы из предприятий крупного и среднего бизнеса в малый.

Потребительский потенциал.

Одним из основных источников денежных доходов у населения Шадринска является заработная плата. Темпы роста номинальной заработной платы превышают уровень инфляции. Заработная плата по итогам 2007 года возросла по сравнению с 2000 годом в 5 раз и составила 8210 рублей. По сравнению с центральными городами Уральского региона уровень заработной платы остается значительно ниже, что является положительным аспектом для привлечения в город новых производств.

В 19 веке Шадринск был купеческим городом, считался торговым центром Зауралья. Торговля являлась основным занятием для горожан. Сегодня более 40% малых предприятий и основная доля индивидуальных предпринимателей действует в сфере торговли и общественного питания.

Сфера торговли – важнейшая часть потребительского рынка, наиболее гибкая отрасль городского хозяйства, является одним из важнейших индикаторов социально-экономического роста. Сложилась устойчивая тенденция к увеличению оборота розничной торговли, который за 7 лет увеличился в 6,2 раза. Стабильный рост розничной торговли, значительно превышающий сложившийся уровень инфляции, говорит о росте благосостояния жителей города.

Основная часть организаций, оказывающих платные услуги населению, сосредоточена в малом бизнесе. Эта связано с тем, что малый бизнес более четко и быстро реагирует на изменения спроса горожан. С расширением сети платных услуг быстро растет уровень сервиса и качество предоставляемых услуг.

Производственный потенциал.

Промышленность города Шадринска в настоящее время представлена 20 крупными и средними предприятиями. Экономическую ситуацию определяют в основном обрабатывающие производства, их доля в общем обороте составляет 98%.

Последние годы производственно-промышленный комплекс активно развивается. Объем производства за последние 7 лет увеличился в 4,5 раза, а к 2012 году объем достигнет 10-кратного увеличения по отношению к 2000 году.

На протяжении последних лет стабильно работают и развиваются ряд крупных предприятий, расположенных на территории города. Более чем в 2 раза по сравнению с 2000 годом увеличили объем производимой продукции ОАО «Шадринский автоагрегатный завод»» и ОАО «Шадринский молочноконсервный комбинат». С приходом нового собственника за период 2000-2005 годов ОАО «Завод ограждающих конструкций» увеличил объемы производства почти в 7 раз. С внедрением новых технологий и выходом на новые рынки продукции успешно возобновили и стабильно наращивают объемы производства ОАО «Шадринское ДСК-2» и ОАО «Шадринский электродный завод».

Наряду с крупными предприятиями быстрыми темпами развиваются предприятия малого бизнеса. Уникальным является многопрофильное предприятие по переработке бытовых и промышленных отходов ООО «Центр». Плитка и черепица, изготовленная по новейшей технологии, отличается от европейской «органики» своей доступной ценой и высоким качеством. Также успешно развиваются ООО «Дельта-Технология», его профиль деятельности – инструментальное производство; ООО «Сильван» – производство гофротары; ООО «Поиск» – изготовление оборудования для производства двух- и трехслойного гофрокартона и др

За последние годы в Шадринске появились новые производства: изготовление пропантов для нефтяных скважин, изготовление продукции для ювелирной промышленности, строится предприятие по производству опорных линий электропередачи и горячего цинкования металлоконструкций.

Промышленность города представлена широким разнообразием отраслей.

Предприятиями пищевой промышленности осуществляется производство цельномолочной продукции, которая известна в Уральском округе и районах Севера, муки и кормов для животных, алкогольных напитков и минеральной воды. Кроме того, предприятиями города представлены такие виды экономической деятельности, как производство изделий из бетона, проволоки, строительных металлоконструкций, подъемно-транспортного оборудования, электрической аппаратуры для телефонной и телеграфной связи, техническое обслуживание и переделка железнодорожных локомотивов, трамвайных и прочих моторных вагонов и подвижного состава и другие.

Финансовый потенциал.

Финансовый потенциал отражает наличие организационных структур, обеспечивающих условия для деловой активности хозяйствующих субъектов на территории МО.

Банковский сектор за последние три года увеличился в 2 раза и представлен 12 кредитными организациями, из них 5 филиалов, 6 доп. офисов, 1 представительство:

Шадринское отделение Сбербанка № 286
Доп. офис в г. Шадринске АКБ ОАО «Курганпромбанк»
Доп. офис «Шадринский» Курганского филиала ОАО «УРСА Банк»
Доп. офис в г. Шадринске ОАО АКИБ «Курган»
Доп. офис в г. Шадринске Курганского филиала ООО КБ «АГРОПРОМКРЕДИТ»
Доп. офис Курганского РФ ОАО «Россельхозбанк» в г. Шадринске
Доп. офис ФКБ ЗАО «Драгоценности Урала»
Доп. офис ОАО «Вуз-Банк»
Филиал «Шадринский» ООО КБ «Кольцо Урала»
Филиал ККО в г. Шадринске АБ ЗАО «Газпромбанк»
Представительство ЗАО «Банк «Русский Стандарт» в г. Шадринске

О росте благосостояния населения свидетельствует и увеличение количества граждан, использующих банковские вклады для сохранения своих сбережений. Ежегодно вклады увеличиваются не менее чем на 25%, и по итогам 2007 года вклады физических лиц составили около 1,5 млрд. рублей.

В последние годы наблюдается расширение масштабов банковской деятельности на территории города. Вклады населения увеличиваются более чем на 30 % в год.

Посреднические услуги при оценке недвижимости предоставляет ЗАО «Эксперт».

На страховом рынке представлены практически все виды деятельности:

- страхование жизни;

- страхование от несчастного случая;

- медицинское страхование;

- страхование транспортных средств;

- и другие виды страхования.

Инфраструктурный потенциал.

Транспорт

Одним из важнейших факторов развития экономики города является транспортная инфраструктура, которая представлена автомобильным, железнодорожным, трубопроводным видами транспорта.

Дорожное хозяйство представлено сетью автомобильных дорог общего пользования протяженностью 155,8 км., из них с твердым покрытием – 100,3 км., или 64 %.

В 2008-2010 гг. планируется направить средства на развитие и совершенствование автомобильных дорог в количестве более 33,0 млн. руб.

Через город Шадринск проходят важные автомобильные трассы. В радиусе около 250 км расположены крупные областные центры Уральского региона: Екатеринбург, Челябинск, Тюмень, Курган, которые располагают аэропортами и крупными железнодорожными узлами. Это расположение позволяет использовать город для транспортировки грузов, создания баз хранения и т.д.

Пассажирские перевозки в городе осуществляются ОГУП «Автоколонна №1588», а также частными предпринимателями.

К услугам гостей города Гостиница «Урал», расположенная в центре города; гостиница ОАО «Уралтрансгаз»; профилакторий ОАО «ШААЗ». Санаторий «Жемчужина Зауралья» также предлагает услуги по размещению, располагается в пригородной зоне.

Связь и информационная сфера

Телекоммуникации – один из наиболее динамично развивающихся сегментов экономики города.

На базе созданной мультисервисной сети современных волоконно-оптических линий связи предоставляют новые технологии и услуги, решаются государственные задачи, в том числе здравоохранения, образования, телефонизации.

Большое внимание уделяется внедрению новых технологий, в частности высокоскоростного доступа к сети Интернет. Успешно развивается сотовая связь.

Более половины всех квартир города обеспечены стандартной телефонной связью. На рынок города пришли новые технологии связи – выделенный канал Интернет и сотовая связь, представленная в городе всеми основными операторами.

Жилищно-коммунальное хозяйство

В 2007 году выполнены работы по реконструкции 835 м подводящих сетей водоснабжения к жилому фонду, отремонтировано более тысячи погонных метров водопровода. Проложено 15 км новых водопроводных сетей к частному сектору. Введены в эксплуатацию газопроводы высокого и низкого давления общей протяженностью более 10,6 тыс. п. м., теплотрасса общей протяженностью 0,8 км.

В 2007 году в Шадринске проложено 10,3 км газопроводов. В течение года было переведено на природный газ – 169 благоустроенных квартир. На территории города создано 30 газовых кооперативов. В 2007 году оказана материальная помощь 22 газовым кооперативам и товариществам, бюджетом выплачено 2,98 млн. рублей, которые направлены на оказание помощи кооперативам по строительству магистральных газопроводов.

Институциональный потенциал.

Стабильность развития экономической ситуации в городе и в России в целом диктует нам дальнейшие шаги в стратегическом планировании. В качестве модели развития экономики муниципального образования – город Шадринск рассматривается социально ориентированная модель экономики.

Вопросами комплексного и стратегического развития администрация города занимается с 1997 года.

Разработана «Программа социально-экономического развития муниципального образования – город Шадринск на 2009 – 2011 годы».

Задачи Программы социально-экономического развития города Шадринска на 2009 год и среднесрочную перспективу

1. Совершенствование и развитие социальной инфраструктуры;

2. Повышение эффективности функционирования городского хозяйства;

3. Содействие устойчивому развитию отраслей экономики путем создания благоприятных условий для инвестиционной деятельности и развития экономически эффективных производств;

4. Обеспечение роста доходной части бюджета города и повышение эффективности расходования бюджетных средств

Завершается разработка стратегии социально-экономического развития Шадринска до 2020 года.

Исходя из особенностей настоящего этапа развития стратегическая цель развития муниципального образования – город Шадринск рассматривается как повышение качества жизни населения города на основе консолидации гражданского общества, эффективного использования человеческого и инновационно-инвестиционного потенциала, обеспечивающего устойчивое развитие и конкурентоспособность города.

Приоритетные стратегические направления развития

1. Инновационное развитие, повышение конкурентоспособности города;

2. Повышение качества жизни населения, совершенствование социальной структуры общества, сохранение и развитие человеческого потенциала;

3. Жилищное строительство и обеспеченность жильем;

4. Развитие малого бизнеса;

5. Внедрение энергосберегающих технологий;

6. Развитие перерабатывающего агропромышленного комплекса;

7. Повышение эффективности использования природно-ресурсного потенциала, оздоровление окружающей среды.

Разработана новая программа развития и поддержки малого и среднего предпринимательства на 2009-2011 годы, основными направлениями поддержки будет финансово-кредитная и имущественная, нормативно-правовое обеспечение, организация выставочно-ярмарочных мероприятий.

Социальный потенциал.

Социальная сфера

Структура социальной сферы Шадринска построена по принципу максимального удовлетворения потребностей населения города в медицинском обслуживании, образовании и досуге.

Система здравоохранения включает в себя 6 муниципальных медицинских учреждений. Шадринскими хирургами проводятся видеолапароскопические операции, операции с использованием высоких технологий и с применением имплантантов на основе никелида титана.

Общие расходы на медицину в бюджете города с 2000 г. по июнь 2008 г. составили 690 382 тыс. руб. За счет этих средств проведена реконструкция нового здания железнодорожной больницы под городской родильный дом. Организуются кабинеты общей практики в отдаленных от центра микрорайонах города. Организовано бесплатное лечебное питание детей до 2-летнего возраста.

В Шадринске на сегодняшний день действует 51 учебное заведение от дошкольных до высших. За последние три года в системе общего образования города сохранена сеть общеобразовательных учреждений. В 50% из них реализуется профильное обучение Стабильно высок процент выпускников, оканчивающих школу с золотой и серебряной медалями.

Проблему нехватки мест в дошкольных учреждениях городские власти решают путем открытия как дополнительных групп в уже существующих детских садах, так и новых дошкольных учреждений. За последние три года в эксплуатацию введено 3 новых детских сада.

Администрация города обеспечивает условия для развития на территории городского округа физической культуры и спорта. Большой популярность в городе Шадринске пользуются греко-римская борьба, тяжелая атлетика, легкая атлетика, лыжные гонки, пауэрлифтинг, футбол, хоккей шахматы, бокс, самбо, восточные единоборства. Всего в Шадринске культивируется 28 видов спорта, объеденных в 17 федераций.

Широкими возможностями для вовлечения детей и подростков в регулярные занятия спортом обладают учреждения дополнительного образования физкультурно-спортивной направленности: две детско-юношеские спортивные школы, дворец спорта «Ермак» и спортивный центр им. Поддубного, в которых занимаются 1600 несовершеннолетних. В городе работает 11 спортклубов по месту жительства.

Городские власти постоянно разрабатывают и финансируют из городского бюджета меры социальной поддержки малоимущего населения, многодетных и неполных семей, семей с детьми-инвалидами.

Культура

Город Шадринск по праву считается культурной столицей Зауралья. Со времени его образования (1662 год) сформировалась богатая культурно – историческая среда. Статус исторического города присвоен Шадринску на основании Постановления Коллегии Министерства культуры РСФСР, Коллегии Госстроя РСФСР и Президиума Центрального Совета ВООПИК «Об утверждении списка исторических мест РСФСР» в 1990 году.

Сохранила шадринская земля и памятники древней истории и материальной культуры предков, населявших в давние времена этот край. Археологами найдены многочисленные обломки глиняной посуды, костяные и кремниевые наконечники стрел, украшения из бронзы и меди, кости животных. Все это имеется в фондах Шадринского краеведческого музея – хранителя подлинников художника Ф.А.Бронникова, скульптора И.Шадра.

Гордостью города является Шадринский драматический театр – один из старейших театров страны. В 2006 году он отметит 110-летие. На сцене театра успешно ставятся как классические пьесы, так и постановки наших современников. Театр много гастролирует по всему Уральскому региону.